Заказать бумажную версию

Кузнецов. В.П. - История развития формы креста

   Итак, если «трефы» – это хула беснующихся картежников на специально для этого изображаемые кресты, называемые еще ими «крести», то что же тогда означают – «вини», «черви» и «бубны»? Не станем утруждать себя переводом и этих ругательств на русский язык, так как у нас не учебник идиша; уж лучше откроем Новый Завет для пролития на бесово племя невыносимого для них Света Божиего.
   Святитель Игнатий Брянчанинов в повелительном наклонении назидает: «ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб по возможности избегнуть влияния его».
   Картежная масть «вини», или иначе «пики», хулит евангельскую пику, то как предсказывал о Своем прободении Господь, устами пророка Захарии, что«воззрят на Того, Которого пронзили»(12:10), так и произошло:«один из воинов(Лонгин)копьем пронзил Ему ребра»(Ин. 19:34).
   Картежная масть «черви» хулит евангельскую губку на трости. Как предупреждал о Своем отравлении Христос, устами царепророка Давида, что воины«дали Мне в пищу желчь, и в жажде Моей напоили Меня уксусом»(Пс. 68:22), так и сбылось:«один из них взял губку, напоил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить»(Мф. 27:48).
   Картежная масть «бубны» хулит евангельские кованые четырехгранные зазубренные гвозди, коими были прибиты руки и ноги Спасителя ко древу Креста. Как пророчествовал Господь о своем гвоздичном пропятии, устами псалмопевца Давида, что«пронзили руки Мои и ноги Мои»(Пс. 22:17), так и исполнилось: Апостол Фома, сказавший«если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю»(Ин. 20:25),«поверил, потому что увидел»(Ин. 20:29); и Апостол Петр, обращаясь к соплеменникам, свидетельствовал:«мужи Израильские!– говорил он, –Иисуса Назорея(…)вы взяли и, пригвоздив(ко кресту)руками(римлян)беззаконных, убили; но Бог воскресил Его»(Деян. 2:22, 24).
   Распятый со Христом нераскаянный разбойник, подобно нынешним картежникам, хулил крестные страдания Сына Божия и, по завзятости, по нераскаянности, навсегда отправился в преисподню; а разбойник благоразумный, подавая всем пример, покаялся на